29 марта 2016 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил Московскую городскую Думу. Предстоятель Русской Церкви обратился со словом к присутствующим, а затем ответил на вопросы депутатов и членов Молодежной палаты при Мосгордуме.

 

Шибаев А.В., руководитель фракции «Родина»: Ваше Святейшество, как Вы оцениваете реализацию программы по строительству новых храмов в Москве? Время от времени в связи с возведением храмов возникают конфликтные ситуации. Какими Вы видите пути их решения?

b_200_180_16777215_00_http___www.moseparh.ru_data_2016_03_30_1234617899_2P20160329-VSN_3198-1200.jpg.1024x800x0.jpg— По милости Божией 22 храма уже построено, и там уже проходят богослужения. Я освятил уже третий храм, и практически каждое воскресенье буду освящать новые. Завершается строительство 34-х храмов, так что где-то четверть мы за эти пять лет, наверное, построим.

Вначале программа шла тяжело. Была идея: «Давайте попросим богатых людей, и пусть они нам построят эти храмы». Кто-то из богатых действительно откликнулся, но потом стало ясно, что это совершенно не та методика. Поэтому мы стали строить временные храмы на участках, которые нам выделили. А как только построен временный храм, сразу объединяются люди, развивается христианская община, и поддержка строительства появляется на местном уровне. То есть приходят люди, спрашивают: «А вам, может быть, помочь?» — «Да, помочь. Вот фундамент нужно залить». — «Ну, давайте зальем фундамент». Стали собирать средства, и очень споро пошло строительство, когда перестали ожидать помощи какого-то доброго дяди, который принесет деньги и построит.

Сам факт строительства просто изменил жизнь людей. Вчера я освящал храм Всемилостивого Спаса в Митино, где живет 200 тысяч человек. По стандартам там должно быть 20 храмов, чтобы более или менее могла вестись пастырская работа с населением. У нас в среднем по России один храм на 9-10 тысяч человек. В Митино было два храма, то есть на каждый храм — 100 тысяч. Другими словами, абсолютно обезбоженное пространство.

Построили новый храм. И, как рассказывает священник, пока строили, люди стали приходить, спрашивать, интересоваться. Сейчас это живой приход. Есть своя молодежная организация, своя социальная служба, своя воскресная школа, свои различные кружки. Молодежь потянулась. И вот я смотрел на этот храм, окруженный современными высотными панельными домами и думал: «Это же как оазис в пустыне, а не было бы этого храма, каждый бы жил в своей квартирке. Это же место встречи, место объединения — какая замечательная идея!»

Теперь о протестах. Протесты бывают разного характера. Иногда люди говорят: «Мы за храм, но здесь мы привыкли отдыхать, гулять». Мы всегда отвечаем: «Ну ладно, давайте подыщем другое место».

Но иногда бывают странные аргументы. «Мы против храма, потому что в почтовом ящике была бумажка, а в ней написано: если построят храм, то в пять часов утра здесь будет колокольный звон, будут штабелями возить покойников и вся ваша жизнь станет совсем другой». Что это такое? Это организованная работа, чтобы настроить людей против. Иногда к этой работе подключаются политические партии. Вот это мы очень не приветствуем. Уж, вы, товарищи, постарайтесь пиар делать на чем-то другом, а не на борьбе с храмами, особенно когда в этом участвуют коммунисты. Очень же просто выдвинуть такое обвинение: тогда вы храмы закрывали, а сейчас вы против строительства. Я вам открыто говорю, товарищи коммунисты: не надо этого делать, потому что многие православные к вам хорошо относятся, а если вы будете бороться с храмами, то все будут воспринимать вас как наследников той самой антирелигиозной пропаганды.

Или вот «Яблоко», есть у нас такая организация, — тоже против храмов. Эти уже с либеральной точки зрения: «А какие храмы, когда мы в Европу идем, нам нужны однополые браки, а тут количество храмов будет увеличиваться. Нет, не пойдет». Политическая составляющая не декларируется, но сам факт участия этих политических сил, конечно, создает напряжение.

На мой взгляд, это неправильно. Политические партии не должны зарабатывать очки на теме, связанной со строительством храмов. Это просто неправильно, тактически это большая ошибка. Пользуясь этой трибуной, хотел бы сказать. Помните, была в «Литературной газете» рубрика «Если бы я был директором»? Так вот, если бы я был во главе партии, я бы сказал: «Боже упаси в это вмешиваться. Пускай народ сам решает. У нас есть свои аргументы "за" и "против", так зачем мы будем восстанавливать людей против нас, возбуждая еще и нехорошие исторические ассоциации?»

Но это, к сожалению, имеет место, и я бы очень просил представителей этих двух партий в Московской Думе обратить внимание на данный вопрос. Нам бы очень не хотелось, выступая против храмоборцев, связывать эту тему с деятельностью той или иной политической партии.

Есть и еще один фактор. К сожалению, в Москве действуют сектантские группы, и мы получаем информацию о том, что нередко источником такого рода настроений являются хорошо организованные группы сектантов, которые в этом качестве себя не позиционируют, но входят в соприкосновение с политическими партиями и возбуждают их активность. У нас есть даже карта, на которой видно: количество сектантских организаций и количество конфликтных мест вокруг строительства храмов на 100 % совпадают. Неслучайно все это.

Поэтому отношение такое: там, где есть некая стратегия, направленная против строительства храмов, мы с этим мы будем бороться — честно, обращаясь к нашему народу, так же честно, как я с вами сейчас разговариваю. Там, где есть желание людей действительно сохранить место, где они привыкли гулять и отдыхать, мы, конечно, будем идти навстречу. Зачем строить храм там, где люди хотели бы что-то другое? И очень важно, чтобы такие аргументы не приводили к протестным движениям.

В одном месте было принято решение строить храм. Это была заброшенная площадка, но кое-кто ставил там свои автомобили. И вот мне докладывают: возникло движение против строительства храма. Я спрашиваю: «А кто возглавляет?» — «Одна женщина, у нее "Порше Кайен", она его там ставит, и сказала: умру, но не дам попам построить храм на том месте, где я паркую свою машину».

Так что протесты неоднородны, и я вас заверяю в том, что мы будем с полным пониманием относиться к законным просьбам и предложениям москвичей. Так мы и делаем в большом количестве случаев: встречаемся, беседуем, принимаем иные решения, и власти идут навстречу, предоставляя другой участок. А вот там, где знамена развеваются, там дело нечистое, поэтому прошу вас иметь это в виду.

 

Полностью ответы Святейшего можно прочитать по ссылке:

http://www.moseparh.ru/publ/greetings/text/50425.html